четверг, 20 января 2011 г.

О гончарных школах Опошни

Взаимовлияние опошнянского гончарства и местных гончарных учебных заведений (1894 –2003)
Резюме: о взаимовлиянии опошнянского гончарства и местных гончарных учебных заведений (1894–2003). Акцентировано внимание на определяющей роли системного овладения профессиональными знаниями на развитие опошнянского гончарства, в частности его инновационное направление. Установлен факт учреждения гончарных учебных заведений Опошни в зависимости от потребностей местного гончарства.
Shcherban Elena. Interplay Opishne pottery and pottery educational institutions (1894-2003)
Аnnotation. The article is the first investigation of the influence of pottery school education during the century on the pottery of one village, which is an outstanding centre of the folk artistic culture of Ukraine.
Key words: pottery, Opishne, the role of pottery educational institutions, system-defined mastering of professional workmanship, earthenware.
Последнее десятилетие ХІХ – ХХ век – период динамического развития опошнянского гончарства, на протяжении которого расцвело и пришло в упадок (1930–1960-е гг) кустарное, его заменило артельное (с 1929 г.), а потом промышленное (с 1963 г.). В последствии деградации последнего, образовались частные мастерские – гончарство Опошни снова стало кустарным. Одной из примечательных особенностей истории опошнянского гончарства исследуемого периода есть деятельность гончарных учебных заведений, где сформировалась уникальная своей продолжительностью система передачи профессиональных знаний.
С конца ХІХ века в Опошне функционировали: Опошнянская образцовая гончарная учебная мастерская Полтавского губернского земства (1894–1899), Опошнянский гончарный учебно-показательный пункт Полтавского губернского земства (1912–1922), Опошнянская керамическая кустарно-промышленная школа (1925–1926), Опошнянская керамическая промышленная школа (1927–1933), Опошнянская школа мастеров художественной керамики (1936–1941), Опошнянская филия Решетиловского ХПТУ №28 (1986–2000), Государственная специализированная художественная школа-интернат І-ІІІ ступеней «Коллегиум искусств в Опошни» ((современное название заведения) от 1997 года до сегодня). В период с 1941 до 1986 года гончарных учебных заведений в гончарном центре не было, передача профессионального мастерства происходила в виде индивидуального ученичества в артелях и заводах, профориентационного обучения, а также в форме кружка. Причины возникновения и деятельность гончарных учебных заведений Опошни зависели от состояния и нужд опошнянского гончарства.
Каждый из них исполнял задания организатора, но общей особенностью было то, что школы работали на основе опошнянских гончарных традиций. Влияя на изменения форм, декора и технологию изготовления гончарных изделий, они обусловливали и появление изменений в мировосприятии их творцов. До традиционного, «интуитивного» творчества мастеров, обученных в домашних условиях, прибавились знания, полученные в системе профессионального образования. Такое совмещение содействовало появлению в опошнянском гончарстве инноваций, наиболее заметных в малевке. Кроме того, под влиянием гончарных учебных заведений в Опошне распространилось изготовление зооморфной посуды. Благодаря подготовке в гончарных учебных заведениях когорты мастеров художественной керамики, Опошня сформировалась и известна как выдающийся центр народной художественной культуры.
Цель этой студии – выяснить взаимовлияние гончарства Опошни и системы овладения профессиональными гончарными знаниями на протяжении 1894–2003 гг.
Хронологические рамки исследования охватывают период с 1894 (год открытия первого гончарного учебного заведения) до 2003 года, когда последнее учебное заведение Опошни – и сегодня действующую Государственную специализированную художественную школу-интернат І-ІІІ ступеней «Коллегиум искусств в Опошне» было удалено из подчинения Национального музея-заповедника украинского гончарства в Опошне.
Отдельные сведения что касаются темы, в незначительном количестве заключены в некоторых научных и научно-популярных публикациях. Но она до сих пор не была объектом специального научного исследования.
Впервые о влиянии первой гончарной учебной мастерской поднималось в земских изданиях уже через год ее работы [8, с.31-50].
О появлении нового в декоре и формах гончарных изделий Опошни после закрытия заведения одним из первых выразился археолог и художник Николай Макаренко о котором писал керамолог Виктор Василенко в статье «По поводу малороссийского орнамента». В описании Николая Макаренка опошнянских изделий того времени ощущается его переживания по поводу упадка опошнянского гончарства через вырождения местных традиционных декора и форм гончарных изделий [1, с.97]. Он не занимался исследованием опошнянского гончарства и главной отличительной его черты – гончарного школьничества, поэтому не мог проанализировать причини этого явления. Через три года о них мельком вспомнил активный общественный деятель и публицист Михаил Русов в статье «Гончарство у селі Опошні у Полтавщині». На его убеждение, самый известный на то время опошнянский гончар Федор Чирвенко налепливал на мисках «класичні сюжети, узяті з гончарської земської школи в Опошні» [12, с.43].
О влиянии первых гончарных учебных заведений на опошнянское гончарство высказывался керамолог Яков Рыженко, утверждая, что именно через школы «в гончарську гущу» проникали новинки [11, с.24].
Под влиянием этих публикаций подобные мысли высказывались в искусствоведческих исследованиях (эти вопросы исследовали только искусствоведы) с 1950-х и до конца 1980-х гг. В соответствии с той идеологией, мероприятия Полтавского губернского земства в деле поддержания гончарства они оценивали негативно [2, с.7, 9, 7].
Известный украинский искусствовед и керамолог Юрий Лащук в статье «Розвиток орнаменту опішнянської кераміки» (1963 р.) одним из первых проанализировал зарождение и развитие инноваций (изменений) в орнаментации опошнянской посуды конца ХІХ – первой трети ХХ века. Но под влиянием предыдущих исследований, ученый не учел значительной роли гончарных учебных заведений [5, с.70-71]. В докторской диссертации «Українська народна кераміка ХІХ–ХХ ст.» (1972) Юрий Лащук развивал мысль о том, что в учебном процессе гончарных школ и практике развития художественных промыслов Украини соединились традиции и новаторство [6, с.32].
В 1995 году его ученица Елена Клименко защитила диссертацию на соискание научной степени кандидата искусствоведения «Народна кераміка Опішні (до проблеми традицій та інновацій в народних художніх промислах)», посвященнную особенностям развития художественных традиций Опошни. В ней впервые было выстроено почти полную структуру опошнянского гончарного школьничества (за исключением двух школ) [4, с.159]. Но не исследуя системной передачи профессиональных гончарных знаний искусствовед не анализировала ее влияния безпрерывного существования гончарных учебных заведений на формирования инноваций.
Научная новизна предлагаемого исследования заключается в том, что в нем на основе изучения более чем вековой истории системного овладения профессиональным гончарными знаниями, впервые проанализировано его влияние на опошнянское гончарство.
На время учреждения Опошнянской образцовой гончарной учебной мастерской Полтавского губернского земства (1894–1899) в кустарном гончарстве сформировалась традиция в декоре, формах, ассортименте продукции, ограниченная определенными «канонами», которые образовались на протяжении предыдущего времени. Гончары работали в соответствии с ними, интерпретируя формы и декор изделий, адекватно до собственных знаний и творческой интуиции. Среди 288 кустарей [3, с.39] выделялись «самородки»: Федор Чирвенко, Иван Гладиревский, Юхим Резник, которые выходили за рамки этих канонов благодаря таланту и, на убеждение автора, определенных профессиональных знаний, взятых извне.
В это время гончарство Опошни переживало кризис. Чтобы уменьшить его проявления, научив значительное количество опошнянских гончаров усовершенствованным приемам работы с глиной, деятели Полтавского губернского земства открыли в Опошне первую учебную гончарную мастерскую. Но увлекшись экспериментаторством с новым для кустарей фаянсовым производством, что значительно отличалось от кустарного и не имело опошнянской основы, направили ее деятельность ошибочным путем. Вследствии чего заведение было закрыто [15].
Некоторые инновации мастерской было воспринято некоторыми местными кустарями, что существенно не повлияло на кустарное гончарство, хотя определенным образом отразилось на психологии тех, которые учились в мастерской или были знакомы с ее работой. Поэтому в начале ХХ века плодотворным оказалось сотрудничество между опошнянскими кустарями и профессиональными художниками и художниками-керамистами. Кустари начали перенимать от них некоторые новации. Вследствии удачного совмещения достижений кустарного гончарства со знаниями, полученными художниками-профессионалами со специализированным образованием, в гончарстве Опошни появилось новое направление – «художественная керамика». Что проявилось в изготовлении главным образом ваз и блюд с растительным орнаментом. С этого времени в создание опошнянской керамики включились гончары со специальным художественным образованием, которое позволяло использовать широкий в технологическом, формообразовательном, композиционном и декоративном отношениях диапазон художественных средств. «Ученые мастера» помимо собственной интуиции и народных канонов уже использовали в своей работе знания о законах композиции, цвето- и формообразования …
Широко распространилась художественная керамика в результате деятельности следующих гончарних учебных заведений Опошни. По мнению украинского искусствоведа Ростислава Шмагала, они стали своеобразной экспериментальной базой для теоретического и практического решения проблем органического совмещения домашнего промысла, организованных промыслов и профессиональной керамики. Именно школы, которые поставили своим первоочередным заданием развитие народного искусства, стали в Украине одновременно и центрами зарождения профессионального творчества керамистов в современном его понятии [13, с.128].
Опошнянский гончарный учебно-показательный пункт Полтавского губернского земства (1912–1922), уже было направлено на подготовку специалистов по изготовлению художественной керамики. Учителя, в частности руководитель Юрий Лебищак, не был воспитан на опошнянской гончарной традиции, но базировался на ней. Наиболеее талантливые ученики пункта сначала работали в кустарных условиях. В полной мере творческий потенциал большинства из них реализовался во время деятельности Опошнянськой керамичной промысловой школы (1927–1933) та гончарной мастерской при ней, которая превратилась в 1929 году в гончарную артель «Художественный керамик», что в 1963 году стала заводом с тем же названием. Артель назвали именно так, поскольку она должна была продуктировать именно художественные изделия. Именно с деятельностью Опошнянской керамической промышленной школы (1927–1933) связываю в дальнейшем масовое внедрение в опошнянском гончарстве не только малевки, но и зооморфной скульптуры. Проводниками в ее распространении стали ученики заведения, опошнянские гончары Иван Билык, Трохим Демченко.
Опошнянская школа мастеров художественной керамики (1936–1941), в которой преподавали учителя с художественным образованием и воспитаны на опошнянской традиции, была нацелена на подготовку работников исключительно для работы в артельных условиях, что полностью соответствовало требованиям времени и возможностям опошнянского гончарства. С конца 1920 – начала 1930-х гг началось интенсивное истребление кустарного гончарства, что до 1960-х почти полностью прекратило существование. С тех пор, изделия, созданные випускниками гончарных учебных заведений или под их влиянием, стали «лицом» опошнянской керамики. Да и само существование опошнянской художественной керамики стало зависимым от них. Это красноречиво подтвердждает факт, когда они в 1970-х годах ушли на заслуженный отдых, завершив творческий путь и подготовив одно поколение учеников, начали появляться признаки кризиса в опошнянской малевке, усиленные переходом к заводскому конвеерному производству. Художественность, в частности в малевке, начала утрачиваться. Зооморфная скульптура даже в кустарных условиях не потеряла художественности до этого дня. Но это будет продолжаться, пока жив последний мастер – Василий Омельяненко.
В конце 1960-х годов руководством завода «Художественный керамик» была осознана необходимость открытия нового гончарного учебного заведения, но с неизвестных мне причин, своевременно его не было открыто. Передача профессиональных знаний в формах артельного и заводского ученичества, профориентационного обучения и кружковой подготовки, оказались неэфективными. Обученное в условиях организованного учебного процесса младшее поколение гончаров, а особенно рисовальщиц, подготовленное уже учениками гончарных учебных заведений, не могло противодействовать шаблонизации та стандартизации гончарной продукции Опошни. В условиях промышленного гончарного производства изменилась и психология мастеров, которые переориентировались на выполнение нормы. Прежде всего эти негативные явления проявились именно на опошнянской малевке. Поэтому именно этой составной гончарства Опошни, что развинулось под влиянием гончарных учебных заведений, наиболее необходимо обучение в гончарных учебных заведениях.
Открытие в 1986 году Опошнянской филии Решетиловского ХПТУ №28 было запоздалым, поскольку в нем уже не могли преподавать местные профессионалы. Ученики заведения учились в основном на опыте «заводских» гончаров и рисовальщиц. Когда же завод остановил свою работу, основное большинство выпускников филии, логично, оказались не готовыми для производства художественной керамики. Полученные ними знания касались заводского производства, поэтому реализовать их в своей частной деятельности они не могли. Но все же в условиях потери престижности гончарства, прекращения работы керамических предприятий Опошни, главными творцами гончарной продукции стали выпускники Опошнянской филии Решетиловского ХПТУ №28. 30% от общего количества их остались работать в гончарстве, главным образом в Опошне. Большинство работали в кустарных условиях, изготавливая преимущественно глиняную пластику, далеко не художественную. Вследствие этого визиткой кустарного гончарства Опошни в конце ХХ века до 2003 года стала не народная, не заводская и далеко не художественная керамика.
В лучшем положении оказались те выпускники, которые попали на роботу в Специализированную художественную школу-интернат «Коллегиум искусств в Опошне». Под влиянием деятельности Музея они творили художественную керамику, которую автор назвала бы постинновационной. Это заметно в формах и декоре керамики учительских и ученических работ. На массовое производство продукции Учебно-производственная мастерская Коллегиума искусств направлена не была, поэтому «новая» художественная керамика Опошни не стала широко известной. Поскольку никто из выпускников заведения ныне не продолжает гончарных традиций Опошни, роли Коллегиума искусств в сохранении гончарного промысла пока не заметно. Одной из причин этого по моему мнению есть неэффективность передачи в нем профессиональных знаний.
Таким образом, гончарные учебные заведения Опошни стали образовательными центрами на протяжении периода с 1894–2003 гг. Благодаря их деятельности, в гончарстве Опошни распространились инновации. Прекращение деятельности ряда гончарных учебных заведений Опошни и замена их функций упрощенным артельным и заводским ученичеством, привела в упадок опошнянскую малевку, не особенно отметившись на зооморфной скульптуре. Именно художественные изделия опошнянских гончаров стали этносимволами гончарства Украини ХХ века. Анализируя исторический опыт, можно сделать вывод, что для того, чтобы Опошне оставаться центром изготовления художественной керамики, необходимо безпрерывное функционирование гончарных учебных заведений. Влияние местного гончарства на систему передачи профессиональных знаний в том, что все они функционировали на его основе.
Источники
1. Василенко В. По поводу малороссийскаго народного орнамента // Киевская старина. – 1902. – С.97.
2. Дмитрієва Є.М. Мистецтво Опішні. – К.: вид-во Академії архітектури Української РСР, 1952. – 60 с.
3. Зарецкий И.А. Гончарный промысел в Полтавской губернии. – Полтава: типо-литогр. Л.Фришберга, 1894. – 121 с.
4. Клименко О.О. Народна кераміка Опішні (до проблеми традицій та інновацій в народних художніх промислах): Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата мистецтвознавства. – К., 1995 // Національний музей-заповідник українського гончарства в Опішному, Національний архів українського гончарства. – Ф.1. – Оп.2. – Од.зб. 36. – 217 арк.
5. Лащук Ю.П. Розвиток орнаменту опішнянської кераміки // Народна творчість та етнографія. – 1963. – №4. – С.68-73.
6. Лащук Ю.П. Українська народна кераміка ХІХ-ХХ ст.: Дисертація на здобуття наукового ступеня доктора мистецтвознавства. – Львів, 1969 // Національний музей-заповідник українського гончарства в Опішному, Національний архів українського гончарства. – Ф. 1. – Оп.2. – Од. зб. 16/1. – 625 Арк.
7. Матейко К.І. Українська народна кераміка ХІХ-ХХ сторіч. Історико-етнографічне дослідження: Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук. – Львів, 1953 // Національний музей-заповідник українського гончарства в Опішному, Національний архів українського гончарства. – Ф.1. – Оп.2. – Од.зб.1.
8. Образцовые мастерские Полтавского губернского земства: Приложение к отчету Полтавской губернской земской управы за 1895 год. – Полтава: Тип-Лит. Л.Фришберга, 1896. – С.31-50.
9. Сакович І.В. Народна керамічна скульптура Радянської України. – К.: Наукова думка, 1970. – 88 с.
10. Солонина П. Гончарная учебная мастерская Полтавского земства // Земский Сборник Черниговской губернии. – 1895. – №10, 11, 12. – Чернигов: из-е Черниговской земской управы. – С.39, С.44-45.
11. Риженко Я. Форми ганчарних виробів Полтавщини // Науковий збірник Харківської науково-дослідної катедри історії української культури імені академіка Д.І. Багалія. – Харків, 1930. – Т.ІХ. – Вип.2. – С.22-42.
12. Русов М. Гончарство у с.Опошні, у Полтавщині // Материяли до українсько-руської етнольогії. – 1905. – Т. VI. – С.41-59.
13. Шмагало Ростислав. Аналіз художніх особливостей творів гончарних промислів (в аспекті народних традицій і запитів ринку) // Українська керамологія: Національний науковий щорічник. 2001 / За редакцією доктора історичних наук Олеся Пошивайла. – Опішне: Українське народознавство, 2001. – Кн. 1. – С.128-153.
14. Щербань Олена. Понадстолітня історія гончарного шкільництва Опішного // Міст. – 2008. – №4 – С.118-204.
15. Щербань Олена. Надмірне експериментаторство – шлях до нереалізованих можливостей. Доповідь на Міжнародному науково-практичному керамологічному семінарі «Експеримент в сучасній керамології: шлях до наукової істини чи профанація наукових знань» (28-30 травня 2008 р., Опішне) // Національний архів українського гончарства, Національний музей-заповідник українського гончарства в Опішному. – Б/н.
25.09.2009 р.









Комментариев нет:

Отправить комментарий