понедельник, 19 января 2015 г.

Єгипетська цариця / The Egyptian queen

 Клеопатра - ДОЧЬ СЛАВНОГО ОТЦА 

   1. Кемет – страна пирамид. Древний Египет. Территория. Традиции. Религия. На свете были и другие царицы, но Клеопатра – только одна. Последняя из египетских цариц. Первая из дам-политиков. Дипломат. Полиглот. Математик. Красавица и чудовище в одном лице. Она имела все, что хотела, – любовь, власть, богатство, престиж. Потому что знала хитрость: цель достичь легче, если ее «обмануть». Внутренне сконцентрироваться на нужном результате, а внешне вести себя расслабленно. Мол, не всерьез я действую, а играючи! Таков метод «парадоксального намерения».
   Ко времени рождения величайшей из женщин и цариц – Клеопатры – Египет стал одной из самых влиятельных держав. Геродот, посетивший впервые Египет, был поражен красотой и величием этой страны. Он назвал ее колыбелью мудрости, страной чудес, родиной древнейших богов. Именно греки и ввели в обиход это слово – Египет («загадка», «тайна»). Сами жители солнечной страны называли ее Кемет – «черная земля». Для греков на их родном языке написал жрец Манефон «Историю Египта», в которой рассказал о полном загадок и тайн времени правления тридцать одной династии фараонов. Египет занимал весьма выгодную для жизни территорию. Это была узкая полоса плодородной долины могучей реки Нил. С запада и востока Египет теснили пески пустынь. Это ограничивало мир жителей Египта, изолируя страну от вторжения врагов и от влияния других мощных цивилизаций. Свои законы, своя жизнь, свои особые правила, подчиняясь которым, египтяне подняли уровень своей цивилизации на недосягаемую для многих других народов высоту. Огромный диск огненного солнца в просторах голубого неба, медленно, лениво текущий Нил, плоские горы, пустыня, пальмовые рощи, заросли папируса и, конечно, волшебный цветок лотоса – все это увидела Клеопатра, осчастливив мир своим рождением. Много сотен лет правили страной фараоны. Власть их была неограниченной, как власть «сынов Солнца». Фараон дарил жизнь и лишал ее, раздавал награды и наказывал непокорных, объявлял войну и заключал мир. Умирал и воскресал бог плодородия Осирис, который считался четвертым мифическим царем Египта, и вместе с ним оживала и замирала жизнь египтян. Счастливо правил Осирис страной вместе со своей сестрой Исидой – богиней плодородия, воды и ветра. Осирис научил людей возделывать землю, сажать сады, строить города, выпекать хлеб. Передал Осирис свой престол сыну Гору и удалился в царство мертвых, став владыкой и судьей в Великом Чертоге Двух Истин в загробном мире. Долгий путь каждого умершего к престолу Осириса подробно описали египтяне в «Книге мертвых». Она должна теперь помогать умершему преодолевать препятствия на его пути в загробное царство, к райским полям вечного блаженства Иару. Сопровождали умершего Анубис, бог бальзамирования, с головой черного шакала, боги Гор и Тот, богиня Исида и павиан. Для вечного возвеличивания фараонов строили египтяне пугающие своими размерами пирамиды. Зодчий Имхотеп изобрел способ кладки тесаного камня и построил пирамиду высотой шестьдесят метров. Благодарные египтяне обожествили архитектора и почитали его отныне как сына бога Птаха – создателя Вселенной, покровителя искусств и ремесел. Но особенное впечатление на человека производила пирамида фараона Хеопса. Создатель ее – племянник фараона Хемиун. Вершина пирамиды упиралась в небеса, возвышаясь на сто сорок метров. Еще совсем маленькой девочкой Клеопатра будет интересоваться загадкой возведения этих чудес. Что прячут они от людей? Почему так много страшных историй о тех, кто пытался нарушить покой усопших царей, хранят жрецы? С замирающим сердцем слушала Клеопатра рассказы служанки о страшном создании с телом льва и головой человека. «Каждый, кто посмотрит ему в глаза, онемеет навсегда», – шептали невидимые в сумерках губы служанки, и Клеопатра прижималась к ней, дрожа от страха.   Став чуть старше, взяла Клеопатра в руки тростниковую палочку, и старый писец терпеливо стал учить письму шаловливую непослушную девочку-царицу. Папирус покрывался иероглифами, которые расскажут потом Клеопатре многое из того, что спрятано в веках.   Египтяне признавали присутствие божественного начала «во всем, что есть на суше, в воде и в воздухе». Как воплощение божества почитались некоторые животные, растения, предметы.
   Религиозные обряды нередко были обставлены с необыкновенной пышностью. Например, культ быков был самым богатым и торжественным культом, которого когда-либо удостаивались животные. Бык Апис считался «земным воплощением» и «служителем» бога Птаха, символом плодородия. Апис жил в специальном священном хлеву при храме, где за ним ухаживали подготовленные для этого жрецы. При нем был гарем коров, которых тщательно отбирали для него. Бык жил в полном спокойствии и довольстве, и единственная его обязанность заключалась в том, чтобы время от времени демонстрировать себя людям. В дни праздников устраивались величественные процессии – быка выводили за пределы святилища, ликующие толпы сопровождали его, а хоры мальчиков пели торжественные гимны. Чтобы услышать прорицания оракула, в храм Аписа съезжались верующие из многих стран. Когда бык умирал, тело его бальзамировали и хоронили с соблюдением сложного ритуала при громадном скоплении народа. Поиски такого, как он, преемника – «новорожденного Аписа» – были исключительно сложным делом: Аписом признавался только черный бык, с белым пятном на лбу в виде треугольника, с наростом под языком в форме жука-скарабея. Всего таких признаков было около тридцати. Тело мертвого животного бальзамировалось с такой же тщательностью, как и останки царей. Гранитный саркофаг помещали на вечный покой в одной из галерей подземного кладбища.
   Александрия. Александр Македонский – освободитель или захватчик?
   Когда Александр Македонский в 332 г. до н. э. вторгся в Египет, чуть ли не первое, что сделал завоеватель в покоренной стране, – воздал почести священному животному. Более того, он приказал почтить Аписа играми по образцу греческих. Были устроены спортивные состязания и выступления певцов и поэтов. Для придания празднеству большего блеска в Египет пригласили знаменитых артистов из Эллады. Они поспешили приехать, боясь гнева царя; правда, им пообещали значительное вознаграждение.
   Александр хотел, чтобы его считали освободителем Египта от власти персов. Именно поэтому он выказывал особое уважение к местным обычаям, святыням и верованиям. Ради этого он согласился, чтобы жрецы храма в Мемфисе надели на него облачение фараонов, а может быть, его даже короновали по старинному обряду. Это была мудрая и дальновидная политика, достойная человека, открывшего новую эру в истории человечества.
   По приказу Александра Великого построен был поражающий своим великолепием город Александрия. Он возвышался на довольно узком перешейке между морем и озером, которое было соединено каналом с рукавом Нила. Недалеко от побережья располагался небольшой остров Фарос. От него к городу шла широкая дамба, называвшаяся Гептастадион. По обеим сторонам дамбы образовались два чрезвычайно удобных порта: Восточный, или Большой, и Западный – Эвност. Город был обнесен мощными стенами. С самого начала строительство осуществлялось по плану – ровные, широкие улицы пересекались под прямым углом.
   Главная артерия, протянувшаяся через весь город с востока на запад, имела в длину около сорока стадиев (приблизительно шесть с половиной километров), а в ширину сто стоп (около сорока метров). По обеим сторонам возвышались великолепные храмы и пышные постройки. Немало роскошных зданий было и в других районах города.
   В восточной части, около небольшого полуострова Лохий, находился царский дворец – огромный комплекс зданий, раскинувшихся среди парков и садов. Каждый из Птолемеев с тех пор стремился сделать свою резиденцию еще более великолепной. Александрия поражала и своим мягким особенным климатом. Летом здесь часто дули северные ветры, которые называли этесии. Они несли жителям города приятную прохладу с моря, а прямые и широкие улицы были открыты этим ветрам даже в отдаленных от моря районах. Все эти условия привлекали в Александрию свободных граждан не только из Египта. Можно предположить, что население столицы превышало миллион постоянных жителей!
   Вскоре после основания Александрии Александр Македонский отправился в поход через Ливийскую пустыню. Там, в нескольких сотнях километров от Нила, среди раскаленных песков пустыни, находился небольшой зеленый оазис. Египтяне считали, что здесь пребывает сам бог солнца Амон, почитавшийся также и в Греции, где его отождествляли с Зевсом. В оазисе был храм Амона, где жрецы предсказывали будущее. После трудного многодневного перехода через безводную пустыню Александр достиг оазиса. Царь щедро одарил жрецов храма, и те провозгласили его сыном Зевса-Амона и предсказали, что он станет господином мира.
   С неподдельным волнением слушал Александр Великий голос жреца:     «Отец отцов и всех богов,
     Поднявший небо и утвердивший землю,
     Глава Обеих Земель,
     Великий силой, владыка мощи
     Глава, создавший землю всю».   Обожествление царей на Востоке было обычным делом: египетские фараоны, вавилонские и персидские цари считались богами со времени восшествия их на престол. Для египтян утверждение, что отцом Александра был не царь Филипп, а верховный бог Зевс-Амон, не казалось бессмысленным, а было привычным обоснованием его царских прав. Александр поддержал легенду о своем божественном происхождении: она должна была помочь ему упрочить власть над покоренными народами Азии.
   Первое время Александр сам вместе со своими друзьями смеялся над нелепым утверждением, что он всемогущий бог. Но, по мере того как множились его успехи, всеобщая лесть и заложенное в нем с самого начала тщеславие привели к тому, что он уверовал в собственное могущество, стал охотно говорить о своем божественном происхождении и верить в то, что для него не существует ничего невозможного.
   Прошло немногим более десяти лет, и останки завоевателя были погребены в храме бога Птаха в Мемфисе, позднее их перевезли в Александрию.
   При разделе наследия царя один из его полководцев, Птолемей, получил в управление Египет и стал основателем эллинистического египетского царства. С тех пор этой страной правили почти три столетия его потомки. Все они носили одно и то же имя – Птолемей. В их жилах текла македонская и греческая кровь. Двор, армия и должностные лица говорили по-гречески. В столице государства, Александрии, преобладало население греческого происхождения. Греческие поэты и ученые были окружены особой заботой. Египетские цари, не жалея средств, собирали в Александрии сокровища эллинской литературы.
   Птолемей I был сыном малоизвестного человека – Лага, по имени которого вся династия именовалась Лагидами. Несмотря на такое происхождение, Птолемей был единственным из окружения Александра Великого, кто мог претендовать на родство с ним, ведь мать его, Арсиноя, была троюродной сестрой Филиппа II, отца Александра. Эмблемой своего дома Птолемей I Сотер (Спаситель) выбрал орла.
   Птолемеи были весьма дальновидными. Следуя совету Александра, все цари этой династии будут всеми средствами стараться убедить народ Египта в том, что они являются законными наследниками фараонов. Особенно важно было установить хорошие отношения со жрецами, пользовавшимися огромным влиянием среди населения. Вот почему Птолемеи оказывали жрецам всяческую помощь и поддержку. При Птолемеях было завершено строительство целого ряда храмов, начатое фараонами сотни лет назад. Многие храмы были восстановлены, расширены и украшены. Некоторые египетские храмы испокон веков имели особую привилегию: человек, оказавшийся в пределах такого храма, становился неподвластным государственным чиновникам, даже если его преследовали как преступника, беглого раба или крестьянина. Обладание правом убежища было очень желательным для каждого храма, так как оно поднимало его авторитет и увеличивало доходы. Воспользовавшись правом убежища, человек попадал в подчинение к жрецам и должен был расплачиваться за приют своим трудом.
   Первые Птолемеи относились к этому институту с неодобрением, справедливо полагая, что он ограничивает власть. Было совершенно очевидно, что увеличение числа храмов, наделенных правом убежища, может нанести ущерб государственному хозяйству и подорвать авторитет властей. Поэтому основатели династии сохранили эту старинную привилегию только за самыми большими и почитаемыми храмами. Позднее положение изменилось. Жрецы все настойчивее добивались этого важного для них преимущества, а цари, особенно в трудные минуты, все более щедро удовлетворяли их притязания.
   Птолемеи требовали, чтобы им воздавались такие же почести, как исконным правителям страны. Подражая фараонам, они прибавляли к своим личным именам звучные эпитеты. Многие из них получили из рук верховного жреца в Мемфисе двойную корону фараонов.
   2. РОДИТЕЛЕЙ НЕ ВЫБИРАЮТ

   Птолемей XII – отец Клеопатры
   Отцом Клеопатры был Птолемей XII, Новый Дионис, Филопатор, Филадельф. В последние месяцы жизни он царствовал совместно со своей старшей дочерью – Клеопатрой. У этого царя было шестеро детей. Старшую тоже звали Клеопатрой, и она недолго (в 58—57 гг. до н. э.) являлась царицей Клеопатрой VI. Второй дочерью царя была Береника IV, следующей дочерью – Клеопатра, будущая царица Клеопатра VII. Ее младшей сестрой была царевна Арсиноя, за ней в 61-м и 59-м гг. родились сыновья. Оба они стали позже соправителями и мужьями Клеопатры – Птолемеем XIII и Птолемеем XIV. Ни один из них, правда, не дожил до зрелого возраста.
   Отец Клеопатры был человеком с весьма сложным характером. Он обладал множеством имен – Теос, Филопатор, Филадельф, Неос Дионис, то есть Божественный, Возлюбленный отца, Возлюбленный сестры (или брата), Новый Дионис. Однако жители Александрии, любившие давать своим монархам пренебрежительные имена, прозвали его также Незаконнорожденным и Дудочником.
   Что касается матери Клеопатры, то имя ее покрыла тайна. Мать Клеопатры VI и Береники – Клеопатра V Трифена, сестра и жена царя. Матерью царевичей стала вторая жена царя, имя которой было никому неизвестно.
   Став царицей, Клеопатра скажет, что ее матерью была Клеопатра V. Она старалась поддержать веру в то, что ее отец оставался верным мужем, ибо у Птолемеев всегда приветствовалось единобрачие. Во имя идеи о единоличном правлении Клеопатра должна была подтвердить законность своего рождения.
   Если бы историки Птолемеев доказали, что она – дочь второй жены царя, то римские враги не упустили бы из виду этого пикантного обстоятельства.
   Умер Птолемей XII в конце мая 51 г., на тридцатом году царствования.
   оставив после смерти по себе оригинальные воспоминания. О нем рассказывали, что он более интересовался искусством, чем религией или политикой. В роскошных дворцах при нем ставились театральные представления и выступали хоры. Во всем этом не было бы ничего странного, если бы не то обстоятельство, что хорам аккомпанировал на флейте сам монарх – Птолемей Филадельф, Новый Дионис, возлюбленный Птахом и Исидой.
   Злые языки александрийцев очень скоро нашли подходящее прозвище для царя. Его назвали коротко и просто – Авлет, что в переводе с греческого означает «Флейтист» или «Дудочник».
   Несмотря на жестокость, проявляемую в некоторых случаях, это был искусный и хитрый политик. При всех его слабостях и пороках он смог в основном сохранить наследие Птолемеев.
   История оставила свидетельства его гомосексуальных пороков. Правда, термин «кинайдос», употреблявшийся для обозначения гомосексуальных партнеров, означает еще и исполнителей непристойных эротических танцев. А такие танцы часто украшали пиры при дворе Птолемея.
   Римляне презирали его за склонность к танцам, ставя это увеселение в один ряд с употреблением вина. Однако танцы в Египте были не только развлечением, но и частью религиозных ритуалов, связанных с обожествлением правителей. Так было и при Птолемее, и при его царственной дочери Клеопатре.
   Завещание царя было готово задолго до его смерти, и его содержание не являлось тайной. Наученный горьким опытом, Птолемей постарался заранее исключить какие-либо сомнения относительно своей последней воли. Он составил документ в двух экземплярах. Один был послан в Рим для хранения в государственном архиве (по некоторым соображениям этот экземпляр временно находился у Помпея), а второй хранился в Александрии. Исполнителем своей последней воли монарх назначил римский народ, заботам которого он поручил свою страну и семью. Конечно, это было полным отказом от самостоятельности, но вместе с тем и уловкой, которая должна была защитить Египет от возможных попыток беспринципных римских политиков захватить страну.
   Своими преемниками царь назначил старшего сына, Птолемея XIII, которому было тогда десять лет, и старшую дочь, восемнадцатилетнюю Клеопатру, ставшую седьмой царицей с этим именем в династии Птолемеев. Брат и сестра должны были вступить в брак и разделить египетский престол.
   Браки между братьями и сестрами были нередки в Египте еще при фараонах. Такая практика существовала не только в правящих домах, но и в простых семьях, где при этом, как правило, имелись в виду имущественные соображения. Религия поддерживала и освящала эту традицию. В мир богов переносились семейные обычаи людей: Исида была сестрой и женой Осириса, бог земли Геб был женат на своей сестре, богине неба Нут, и так далее.
   Если царь был в глазах египтян Осирисом, то царица – богиней Исидой. Клеопатра ведь с детства отождествляла себя с Исидой.
   Фараоны, а затем Птолемеи женились на своих родных или единокровных сестрах главным образом по политическим соображениям – опасались, что принцесса крови, выйдя замуж за аристократа, увеличит число возможных претендентов на престол. С точки зрения династической в этом был определенный смысл. Биологически же браки внутри одной семьи на протяжении нескольких поколений таили в себе определенную угрозу.
   Браки между родными братьями и сестрами были совершенно не понятны грекам. Значит, Птолемеи следовали здесь египетским традициям.
   Дважды Клеопатра будет заключать браки со своими братьями. Однако, может быть, именно кровосмесительные браки и вызовут в царице ненависть к своим братьям-мужьям, толкнув ее на убийство.
   Клеопатра уже тогда, видимо, решила идти до конца по пути отца к единоличной власти, хотя…
   Она видела, что не было человека, который провожал царя в последний путь искренними слезами. В глазах собственной семьи он был прежде всего убийцей своей дочери Береники. Хотя жители Александрии в свое время сами призвали его на трон, они впоследствии в нем видели лишь тирана, силой навязанного римлянами. Для своих подданных Птолемей был угнетателем, отнимавшим у народа последние крохи, чтобы насытить алчность римских покровителей. Единственное, что он приобрел благодаря щедрости по отношению к храмам и наделению их правом убежища, – это нейтралитет жрецов.
   Кажется, ни один из предшественников Птолемея XII не наделял храмы правом убежища так щедро, как он. Одновременно храм освобождался от всех податей и повинностей.
   Наконец, римляне считали его типичным восточным деспотом: трусливым по отношению к сильным, тираном для беззащитных. Искренне сожалели о монархе, может быть, только члены дворцового хора и оркестра.
   Каким же видела отца та, которая примет от него трон и будет до конца жизни настаивать на самостоятельном правлении?
   Птолемей XII, безусловно, не видел никакого выхода и спасения ни для себя, ни для своего царства. Египет мог существовать только в качестве римского сателлита, и только слабость давала возможность уцелеть. Рим допускал существование лишь таких государств, которые ни при каких обстоятельствах не могли стать для него опасными. Поэтому единственное, что оставалось Птолемею, – это постараться как можно дольше сохранить для себя и своих потомков выгодную должность царя милостью Рима, пока великодержавный молох не поглотит все.
   В борьбе за трон он не останавливался ни перед чем – подкупал, плел интриги, убивал даже своих близких. Это была борьба за существование. Он не имел никакой политической программы, достойной этого наименования. О какой политике может думать бессильная пешка?
   Может быть, поэтому основным и наиболее важным занятием царя была игра на флейте. Во времена, когда нет возможности оказывать хотя бы малейшее влияние на ход исторически важных событий, лучший способ примирения с судьбой – найти занятие, которое позволяет развеяться, никому не приносит вреда и не вызывает подозрений. Птолемей играл на флейте.
   Клеопатра, не отказываясь от политики отца, отличалась боле широким кругозором и непомерным честолюбием.
   Она тщательно изучила историю царствования своей семьи, особенно деда и отца. Многое в истории их царствования было для нее непонятным, но привлекательным. Многое она потом примет как собственные мысли и убеждения. Почему так хладнокровно она убьет свою единокровную сестру? Почему так будет ненавидеть братьев? Почему так будет стремиться к единовластному правлению?
   Клеопатра хотела править в традициях абсолютной монархии, опираясь на правление Александра Македонского, когда монарх являлся генератором законов в своем государстве, а государство рассматривал как своего рода частную собственность. Она считалась царицей вообще, а не просто царицей Египта, как именовали ее многие. Мысль о том, что ее власть ограничена только территорией Египта, была ей невыносима. Не соглашался с этим и ее предок, у которого она училась править, Птолемей I, знаменитый полководец Александра.
   Все поколения Птолемеев стремились расширить свои земли, ведь это означало расцвет державы. Клеопатра не была исключением.
   Она гордилась Александрией. Величие этого города, величие Египта вскормили ее тщеславие, воспитали поистине царственные мысли. Она гордилась знаменитым Фаросским маяком и Александрийской библиотекой, пирамидами и сфинксами, богами и блистательными фараонами. Мусейон и библиотека превратились в научный центр Средиземноморья, где ученые жили и работали за счет государства, получая заказы от царей, которые и сами были образованными людьми.
   Династия Птолемеев
   Птолемей I не собирался ограничить свои владения землей Египта, так же как не намеревались делать это прежние египетские правители – фараоны. Он презирал существующие границы и завоевал Киренаику, восточную часть современной Ливии, Южную Сирию, Кипр и распространил свое влияние вплоть до крымского Боспора. Таким образом, он превзошел фараонов Тутмоса III и Рамсеса II – великих сокрушителей азиатов и других народов.
   Сын его, Птолемей II Филадельф, отличался более миролюбивым характером и весьма увлекался науками и… женщинами. Однако это не помешало ему стать и стратегом, захватившим немало новых земель.
   Птолемей III Эвергет (Благодетель) еще больше расширил пределы царства, завоевав, хоть и временно, всю Сирию. Его войска дошли до границ Индии, что дало ему право именоваться «Покоритель мира».
   Его сын, Птолемей IV Филопатор, снискал себе дурную славу пьяницы и развратника, однако он тоже стал правителем – воином, отразившим наступление Селевкидов.   Птолемей V Эпифан (Знамение Божие), еще только получив трон, потерял огромную часть владений династии за пределами Египта. Может быть, это было связано и с тем, что на арену военных событий выходит Рим, победивший к этому времени Карфаген и претендовавший на роль ведущей державы Средиземноморья. Рим прислал в Египет представителя сенатского сословия в качестве опекуна малолетнего Птолемея V, и вскоре великая страна стала одним из государств-марионеток в умелых руках Рима.
   Птолемей VI открывает ряд наиболее жестоких и коварных царей прославленной династии.
   Особенной жестокостью стал печально известен Птолемей VIII Эвергет (Толстяк). Он дважды вынужден был обращаться к поддержке Рима, испугавшись восстания мятежных родственников. Это помогло ему удержать мир внутри страны. Знал ли Птолемей VIII, что римляне никогда не помогают только из «союзнических» чувств. Расплата подчас была очень жесткой.
   Не раз Клеопатра задаст позже вопрос Цезарю, правда ли, что ее двоюродный дед Птолемей X занял у Рима крупную сумму денег и взамен завещал римскому народу Египет?
   В 80 г. царем Египта стал двадцатилетний Птолемей XI. Он разделил трон с царицей Береникой, которая была значительно старше его и доводилась ему одновременно двоюродной сестрой и мачехой. Юношу заставили заключить этот брак. Такова была воля римского диктатора Суллы, распоряжениям которого подчинялись даже правители, казалось бы, независимых государств. Впрочем, Сулла имел в виду прежде всего интересы самого Птолемея, долгое время жившего за пределами своей страны. Вернуть юношу в Александрию и восстановить его на престоле отцов можно было только посредством брака, потому что Береника не уступила бы трон. Легко было предвидеть, что супружеская жизнь и совместное правление двух столь не подходящих друг другу людей не сложатся благополучно. Оба были честолюбивы и стремились к единовластию. Слабая надежда, что они отнесутся к этому браку как к выгодному для обоих компромиссу, не оправдалась.
   После девятнадцати дней супружества Птолемей XI чуть ли не собственноручно убил свою жену. В царской семье убийства были обычным делом, и подданные относились к ним совершенно равнодушно. Но этот случай вызвал бурную реакцию, потому что царица пользовалась симпатией у населения столицы, а молодой Птолемей XI сразу, как только его корабль вошел в александрийский порт, возбудил против себя ненависть горожан, которые не хотели терпеть правителя, навязанного Римом.
   В городе начались волнения. Разъяренная толпа ворвалась в царские покои. Царя выволокли из дворца и учинили над ним кровавую расправу в здании гимнасия. По-видимому, лишь немногие сознавали в тот момент, что египтяне теряют последнего законного представителя царской династии. Трон оказался свободен. Кто его займет? Необходимо было срочно найти преемника, иначе страной завладели бы римляне, а Египет стал бы новой римской провинцией. А судьба подвластных Риму государств была весьма незавидной. Правда, Птолемеи тоже нещадно грабили население, и хозяйство страны, особенно в последние десятилетия, пришло в упадок. Если бы Египет оказался под властью Рима, налоговое бремя стало бы еще тяжелее, а деньги потекли бы в казну чужеземного государства и в кошельки римских наместников, дельцов и ростовщиков. Богатые и влиятельные александрийцы стали лихорадочно искать человека, которому они могли бы предложить корону. Кроме потомков по женской линии, было два сына Птолемея XI от наложницы, которые в то время находились в Сирии. К ним и обратились с предложением занять опустевший престол. Братья с радостью согласились. Старший стал царем Египта, а младший получил во владение остров Кипр, издавна входивший в состав государства Птолемеев.
   Прибавив к своему имени титул Филопатор, новый царь подчеркнул, что он сын царя и законный представитель династии. В его положении это было разумно и необходимо.
   Затем он пожелал именоваться еще и Филадельфом. Он хотел подчеркнуть, что убитая царица Береника была его единокровной сестрой и что он – ее прямой наследник и ближайший родственник. Свой третий титул, Новый Дионис (или Молодой Дионис), Птолемей XII, наверное, ставил выше первых двух. Он так мечтал, чтобы его называли воплощением греческого бога, олицетворяющего экстатическую радость жизни и победу над смертью. Дионис был покровителем виноделия и театра, он обещал своим приверженцам, участвовавшим в мистериях, вечную жизнь. Символом власти Диониса (римского Вакха) был жезл, увитый плющом, с сосновой шишкой на верхушке. В глазах древних Дионис обладал огромным могуществом. Он был источником мощного религиозного чувства, доходящего до экстатического фанатизма. Посвящение проходило через множество сложных мистических ритуалов, в процессе которых человек становился духовно все ближе и ближе к своему божеству. Заканчивался обряд ритуальным воссоединением с богом.
   Эллинистический мир освобождался от реальности и уходил в глубокий мистицизм, старался выйти за пределы возможностей человека. Дионис обещал вознаграждение и спасение в загробном мире и затмевал собой все ранее существовавшие культы. Дионис побеждал смерть и давал надежду человеку. Его назвали могущественным, победоносным божеством, покорившим весь обитаемый мир.
   В пантеоне египетских богов Дионису издавна соответствовал Осирис, таинственно воскресший супруг Исиды, повелитель тех, кто ушел в страну Запада.
   3. ШКОЛА ДВОРЦОВЫХ ИНТРИГ

   Завещание Птолемея
   Через шесть лет после возвышения Птолемея XII родилась будущая величайшая из цариц – Клеопатра. Совсем ребенком она оказалась втянута в центр сложных политических событий. Ее прекрасная, богатая и щедрая страна оказалась завещана римлянам, которые теперь желали получить обещанное. Рвались вперед к завоеванию Египта Красс, Помпей и молодой Юлий Цезарь.
   Вдохновляли римлян оглушительные победы Помпея над Митридатом Понтийским в Малой Азии и над Селевкидами. Причем все старались забыть о том, что государство Селевкидов ко времени завоевания пришло в упадок, а жители его практически не имели сил сопротивляться.
   Военные успехи Рима должны были стать серьезным предупреждением Птолемею XII.
   Завещание Птолемея публично обсуждалось в Риме. Со своими предложениями по поводу завещания выступил Марк Красс, богатый честолюбивый политик.
   Марк Лициний Красс родился в знатной семье (115 г. до н. э.) Его отец одно время играл заметную роль в политической жизни страны, занимал государственные должности и однажды удостоился триумфа.
   Детские и юношеские годы Красса протекали в бурное и тяжелое время. Внутренняя политическая борьба между аристократической и народной партиями переросла в кровавую гражданскую войну.
   Подобно молодым людям своего круга, Марк Красс готовился к политической карьере. Он не обладал блестящим красноречием, но был трудолюбив и упорен. Для того времени публичные выступления в суде в роли адвоката были обычным началом карьеры политического деятеля.
   Красс охотно брался за любое дело в суде, даже самое маленькое и ничтожное, от которого отказывались другие. Он был обходителен с людьми независимо от их звания и положения. На улицах Рима Красс любезно отвечал на поклоны каждого встречного, будь то даже самый незначительный человек. Постепенно увеличивалась известность Красса, и к нему стали охотно обращаться за помощью.
   С юношеских лет Марк Красс стремился к наживе. Жажда богатства стала основной чертой его характера. Он рано обнаружил блестящие способности дельца и спекулянта, умеющего из всего извлекать выгоду.
   Состояние Красса постепенно росло. Он арендовал земли, участвовал в торговых и откупных компаниях, а также скупал рабов для продажи. Под его наблюдением молодых рабов обучали различным наукам, искусству, ремеслам. Обученных рабов продавали втридорога, либо Красс отдавал их в аренду.
   Красс использовал все, даже недостаток жилья в Риме. Город, куда стекались тысячи людей со всех концов Италии и из провинции, был переполнен. С каждым годом жилищный кризис усиливался. Многоэтажные дома были лишены удобств, часто обваливались, разрушались. Из-за скученности зданий возникали пожары, опустошавшие целые кварталы. Это создавало благоприятные условия для спекуляций. Красс создал пожарные команды из специально обученных рабов. Они за плату тушили пожары, предохраняли от огня соседние дома. Красс покупал сгоревшие дома за бесценок, а затем на их месте сооружал многоэтажные доходные дома и сдавал их в аренду.
   Заговор Красса и Цезаря
   Заправляя крупными делами, Красс не брезговал и мелкими, стараясь извлечь доход из всего и экономя на всем. Так, когда в холодные дни он одалживал плащ своему учителю, постоянно сопровождавшему его в разъездах, Красс никогда не забывал потребовать его обратно. Однако, когда ему это было выгодно, Красс становился щедрым, гостеприимным и даже ссужал деньги тем, кто мог ему пригодиться, не требуя за это процентов.
   Теперь Красс предложил приравнять Египет ко всем остальным провинциям, вплоть до взимания с него таких же податей. Заботился при этом Красс не столько о благе республики, сколько о своих собственных корыстных интересах. Цезарь, союзник Красса, поддерживал его в желании превратить богатейшую страну в колонию Рима. Их объединяла не только дружба, а еще и участие в грандиозном государственном перевороте. Цезарь, Красс и разорившийся аристократ Катилина запланировали убийство консулов и наиболее влиятельных сенаторов. В случае успеха переворота Красс стал бы диктатором, а Цезарь взял бы на себя командование конницей. По традициям начальник конницы был и заместителем диктатора. Удивительно, но Красс – бесстрашный воин – испугался в самый последний момент. Цезарь призывал его идти до конца, но Красс не смог довести до победы намеченный план.
   Теперь имена Краса и Цезаря вызывали противодействие не только в консервативных кругах, но и в умеренных группировках. Говорили, что, обещая большую прибыль государственной казне и всем гражданам, оба политика надеются провести закон о Египте, а в случае его принятия больше всего выиграют они сами, потому что при создании новой провинции он захватят все богатства египетского царя, ограбят храмы, отнимут состояния у богатых людей, обобрав их до нитки. С такими грандиозными планами они могли бы претендовать на все, вплоть до египетского трона.
   Вопрос был только в поисках подлинного завещания Птолемея XI. Где оно хранится? Все о нем слышали, но никто никогда не читал его. Планы по поводу завоевания Египта основывались только на предположениях и недомолвках.
   Особенно сомневался в надежности Красса и Помпея Марк Туллий Цицерон.
КЛЕОПАТРА

  Клеопатра - женщина, которая могуществом и блеском превосходила всех царей своего времени.
  Плутарх

  Клеопатра - одна из самых известных женщин мира. Шекспир и Шоу написали драмы о судьбе этой выдающейся царицы Египта. Мы знаем о ней в основном только по кинофильмам. Ее играли талантливые актрисы разных времен. Один из самых прибыльных голливудских блокбастеров дал Клеопатре лицо Элизабет Тейлор. Менее знамениты другие фильмы: "Антоний и Клеопатра" с гениальной Вивьен Ли, современный сериал с Элеонор Вареллой и милая французская комедия "Астерикс и Клеопатра" с Моникой Белуччи. Все актрисы, игравшие Клеопатру, были красивы и породисты. Но реальный портрет египетской царицы не имеет ничего общего с этими женщинами.
  В Британском музее внимание посетителей приковывает скульптурный портрет Клеопатры из известняка. Волевое лицо, но его черты нельзя назвать правильными. Глубоко посаженные глаза, выпуклый нос с горбинкой (его никак нельзя назвать греческим) и выступающий подбородок. Все это характерно для представителей династии Птолемеев, которые правили Египтом с 305 г. до н. э. Но Плутарх в "Сравнительных описаниях" называет ее красивой. Судя по той безраздельной власти, которую она имела над партнерами, видимо, ее сексуальность разила мужчин наповал. Плутарх широкими мазками рисует то впечатление, которое она производила на окружающих: "Красота этой женщины была не тою, что зовется несравненною и поражает с первого взгляда, зато обращение ее отличалось неотразимою прелестью, и потому ее облик, сочетавшийся с редкою убедительностью речей, с огромным обаянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении, накрепко врезался в душу. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад".
  Клеопатра VII была потомственной гречанкой и правила из Александрии - города, который был центром эллинской культуры. Ей хотелось греческую культуру распространить на весь мир. Она была египетской царицей, но с Египтом ничего общего не имела. Она считала себя наследником славы великого Александра Македонского и хотела завершить его дело, сосредоточив власть над всем известным миром в одном, греческом центре. Для этого она привлекала на свою сторону великих полководцев.
  Она умела ждать и терпеть, но часто ставила все на карту. И ей везло. Только один раз эта безмерно одаренная женщина и карьеристка совершила ошибку. Она стоила ей потери царства и самой жизни. Ее победил Октавиан - другой карьерист, также мечтавший объединить мир, но только под властью Рима.
  Клеопатра сумела красиво уйти - ее самоубийство театрально и царственно, как в подлинной древнегреческой трагедии.
  Она любила мужчин и знала, как вызвать их страсть. К ее любви всегда примешивался расчет. Она была умелым сценаристом. Ее решающие встречи с мужчинами, которых она хотела завоевать, шли по ее заранее тщательно продуманному сценарию. Секс и политика, постель и государственные интересы тесно сплелись в ее деятельности.
  Биографию Клеопатры не отделить от истории гражданских войн в Риме. С двумя главными участниками войн - Цезарем и Антонием - Клеопатра была в любовной связи. Когда гражданские войны вроде бы уже закончились победой сторонников убитого Юлия Цезаря, она искусственно разожгла пламя новой войны...

  Последняя из Птолемеев
  Она была из рода Птолемеев, македонских греков. Как они сумели стать фараонами Египта? Первый Птолемей Сотер (Спаситель) был полководцем (диадохом) в македонской армии Александра и тоже имел глубоко посаженные глаза, как у и Клеопатры - последней из Птолемеев. Их родовое имя означало "воинственные". Воинственной была и наша героиня.
  В IV столетии ослабевший от иностранных завоеваний Египет сдался Александру Македонскому без боя. Жрецы Египта дипломатично признали Александра сыном бога Амона. Александр в 332 г. до н. э. решил основать на берегу Средиземного моря столицу своей будущей империи. Рядом с египетским селением Ракотис он велел очертить контуры будущего города. Его зодчие, взяв ячменную муку, наметили ею огромную замкнутую кривую. Тут налетели стаи птиц и склевали всю муку. Македонский расстроился - ему показалось это плохим пророчеством. Но у него были предсказатели, которые объяснили, что все к лучшему: твой город, царь, будет кормить людей разных народов и стран. Их предсказание сбылось. Спустя четыреста лет древнеримский историк Страбон писал об Александрии: "Теперь отправляются большие флоты даже до Индии и оконечностей Эфиопии, откуда привозят в Египет наиболее ценные товары, а отсюда снова рассылают их по другим странам; поэтому взымаются большие пошлины - на ввоз и вывоз; на дорогостоящие товары и пошлины дорогие... Александрия не только является в большей части складом таких товаров, но и снабжает ими чужие края". До сих пор александрийский порт - один из самых крупных в Средиземноморье.
  Когда Александр умер в Вавилоне, Птолемей повез хоронить его в Мемфис - рядом с гробницами древних фараонов. Но местные жрецы завернули кортеж. "Схороните его в городе, который он построил в Ракотисе, - сказали они. - Ибо тот город, где он найдет свое последнее пристанище, станет местом войн и сражений". И они не ошиблись - многие войны не миновали Александрии, но все же город с великим именем дошел до нашего времени. А вот сам Мемфис давно превратился в развалины. Могила Македонского до сих пор не найдена. Возможно, она ушла на дно с частью берега, где располагались дворцы Птолемеев. В прибрежных водах водолазы до сих пор находят удивительные предметы эллинской культуры.
  Птолемею при дележе огромных завоеваний своего царя достался Египет. В 305 г. он провозгласил себя фараоном. Как и Клеопатра, Птолемей был широко известен своими любовными похождениями.
  Он царствовал в городе, названном именем великого царя, сына великого египетского бога, и располагал его гробницей. Это должно было показать Востоку и Западу, что именно Птолемеи способны и должны владеть всем миром. К сожалению, его потомки не были сильно нравственными. Они вступали в кровосмесительные связи с собственными сестрами и убивали собственных братьев и даже матерей. Они были очень жадными - один из них даже расплавил золотой гроб Александра Македонского. Династия постепенно вырождалась.
  Но вместе с тем Александрия Птолемеев - город, куда переместился культурный центр античной Эллады. В александрийском дворце говорили лишь по-гречески. Здесь находился построенный по приказу новых царей Фаросский маяк - одно из семи чудес света. Здесь находились Александрийская библиотека и Мусейон. Здесь жили и работали знаменитые греческие ученые того времени - Архимед, Аристарх, Гиппарх, Евклид и Зоил.
  Династия продержалась на троне дольше всех династий, основанные диадохами. И это говорит о незаурядных способностях ее представителей. Часто Птолемеи прибегали к военной помощи быстро набирающего мощь Рима. Римляне тогда считались по сравнению с эллинами грубыми и малокультурными людьми.
  В такой обстановке проходило детство Клеопатры, которая родилась в семье царя Птолемея XII Авлета (Флейтиста) в 69 г. Ей дали очень модное в их семье имя, которое по- гречески обозначало "слава отца". Так звали сестру великого Александра. Так звали вторую жену его отца Филиппа. Так звали девять женщин из династии Птолемеев, родившихся до нее. Но ей предстояло стать самой известной.
  Ее мать, тоже Клеопатра, умерла, когда ей было всего несколько месяцев от рождения. Отец ее был незаконнорожденным. По слухам, он родился от неизвестной куртизанки. Он любил театр и любил играть на флейте. Только случайно он стал фараоном, когда не осталось других наследников. Но правил он целых 30 лет с большим искусством. Египетские феллахи исправно платили налоги с урожаев, а Рим всегда удавалось вовремя задобрить.
  Итак, кровь бабушки-куртизанки и кровожадных Птолемеев текла в венах Клеопатры. И не менее важное влияние на нее оказала Александрия ученая. Видимо, в детстве у нее были неплохие учителя. Клеопатра - самая образованная женщина античности. Она в совершенстве изучила магические искусства. Она прекрасно знала языки и говорила через переводчика редко. Чаще всего она беседовала с эфиопами, евреями, арабами, сирийцами, мидийцами, парфянам на их родных языках. Птолемеи, правившие до нее, не знали даже египетского, а некоторые забыли и македонское наречие. Не учила юная Клеопатра только латынь - так она ненавидела римлян, которые пытались прибрать к рукам ее Родину.
  Первого римлянина Клеопатра увидела в 14 лет. Это был ее будущий знаменитый мужем Антоний. Антоний был послан полководцем Габинием в Александрию с поручением к отцу Клеопатры. Антоний в молодости был необычайно красив и в то же время имел очень мужественный вид. Ему даже приписывали некоторое сходство с Гераклом. И потому, думается, он произвел впечатление на девушку. Его мать Юлия была из рода Цезарей. Таким образом, он был в родстве с будущим владыкой Рима. Тогда он не обратил на юную египетскую царевну никакого внимания. Ему всегда нравились зрелые женщины.
  В те годы незаметно Птолемеи, наследники славы великого Александра, все больше запутывались в сетях Рима. Отец Клеопатры Птолемей XII Авлет был вынужден оставить завещание у римлян. Он не доверял своим враждующим детям. По завещанию царствовать должны были Клеопатра и ее малолетний брат Птолемей, им надлежало по обычаю вступить в супружество.
  В 51 г. до н. э. Птолемей XII он умер. Александрийцы возводят на престол Клеопатру и малолетнего царя. Началась беспощадная борьба между его детьми. Год единолично правила Клеопатра. Ее мужу Птолемею XIII исполнилось лишь десять лет, и брак был условным. Трое придворных, советников юного царя, решили убрать царицу, чтобы править страной вместо своего воспитанника. Советник Клеопатры Аполлодор проведал обо всем и вместе с Клеопатрой скрылся в надежном убежище в Сирии.
  В Сирию им пришлось идти через пустыню, через песчаные бури. Здесь можно легко пропасть, если сбиться с тропы. Она в первый раз ставит свою жизнь на карту.
  Оказавшись в безопасности, молодая царица принимает решение собрать армию для борьбы с собственным мужем-братом.
  Шел 48 год. Обе армии двигались к дельте Нила, где, как все думали, состоится битва. Но случилось непредвиденное: из Греции прибыло судно с посланцем Помпея, у которого Авлет когда-то гостил в Италии целых два года.

  Мешок с сюрпризом

  Годом раньше в Риме вспыхнула война между двумя великими римскими полководцами - Цезарем и Помпеем.
  Решающую победу Цезарь одержал при Фарсале. Основную роль в сражении сыграл его начальник конницы Антоний.
  И вот знаменитый римский полководец Помпей, проигравший гражданскую войну Цезарю, приплыл с частью своего флота в александрийскую бухту, надеясь укрыться в Египте. Побежденный полководец просил убежища у царя Египта: "Ваш отец был моим другом. Уверен, что он не отказал бы мне". Египтяне, не желая ссориться с его могущественным соперником, отрубили Помпею голову, когда он в лодке переправлялся на берег.
  Спустя три дня в Александрию с небольшой частью своей армии прибыл Цезарь. Он страшно не доволен убийством Помпея и высказывает это двору фараона.
  Клеопатра решила увидеться с Цезарем. Ее отец дружил с римлянами, с мертвым Помпеем. Быть может ей стоит задружиться с Цезарем? Она ставит на сильного. Но для этого ей нужно совершить смертельно опасное мероприятие - пройти сквозь вражескую стражу и проникнуть во дворец. Юная Клеопатра решается на этот шаг. Такой же опасный шаг предпринял французский император Наполеон, когда бежал с острова Эльбы в 1814. г.
  Эта сцена всем известна по голливудскому кинофильму. В комнату Цезаря входит раб с мешком для постели на плече. (В голливудском фильме вместо мешка роскошный восточный ковер.) Цезарь с любопытством глядит, как раб опускает мешок на пол. С такими мешками целый день снует обслуга по дворцу, и никто не обращает на раба внимание. Из него выбирается невысокая женщина, вернее, молодая девушка. Она вскакивает на ноги и разглаживает одежду, встряхивает головой, чтоб привести в порядок растрепанные волосы. Затем принимает величественную позу, гордо вздергивает орлиный носик и, обольстительно улыбаясь, говорит Цезарю: "Я - царица Египта". Цезарь влюбился в девушку за красоту и обходительное обхождение. Он поражен ее смертельно опасным поступком и ученостью. Он решил, что будет помогать только Клеопатре, хотя его небольшому отряду придется сражаться против огромных сил, верных малолетнему царю. Цезарь велит охране удалиться от дверей.
  Царице Клеопатре двадцать два года. Великому полководцу Цезарю - пятьдесят три. Римлянин уже имеет большую плешь, и волосы зачесывает на лоб. Но он весьма искусен в сексе.
  Счастью любовников угрожает восстание сторонников царя. В ходе восстания сторонников Птолемея XIII Диониса Цезарь чуть не погибает. Однажды ему пришлось устроить даже пожар, чтобы отгородить свой отряд от многочисленных врагов, нападавших со всех сторон. Огонь перекинулся и на Александрийскую библиотеку. Был момент, когда египтяне обложили Цезаря на острове Фарос возле маяка. Он схватил в руку свои записные книжки и бросился в воду. Поднимая свои записи над головой, он другой рукой греб и, таким образом, с трудом выплыл. Плутарх сообщает: "Что касается Александрийской войны, то одни писатели ... говорят, что она была опасной и бесславной для Цезаря из-за страсти к Клеопатре". Клеопатра, как свидетельствует неизвестный античный историк, "сохраняла верность ему и всегда оставалась в его ставке".
  Цезарь одержал победу и восстановил в правах царицы Клеопатру. Младшую сестру Клеопатры Арсиною, также претендовавшую на царский титул, Цезарь низложил. Птолемей XIII, которому его советники подсказали идею сопротивления против немногочисленных римлян, вскоре утонул. Александрийцам сообщили, что царица вступит в брак со своим одиннадцатилетним братом, который был объявлен царем под именем Птолемея XIV. Этим Цезарь хотел показать Клеопатре, что не собирается превращать Египет в римскую колонию. А фиктивный брак с малолетним братом их любовным утехам не мешал.
  Цезарь и Клеопатра совершили двухмесячное путешествие на корабле в верховья Нила. Их сопровождал огромный флот из нескольких сотен кораблей и лодок. Они доплыли до самых отдаленных южных областей - с тем, чтобы осмотреть великие памятники египетской старины. Повсюду, где останавливался корабль, царицу и Цезаря приветствовало множество людей. Царица слыла олицетворением живого божества - Исиды, супруги властителя загробного мира Осириса.
  Клеопатра каждый день говорила своему не слишком молодому любовнику: мировая империя из объединенных Запада и Востока. Власть над западной частью будет осуществлять Цезарь, а над Востоком - она. Миром должна править супружеская пара, говорила она, и так угодно Богам. Все равно каким - греческим, египетским, римским.
  Вскоре Цезарь, не дав прямого ответа, неожиданно покидает Египет для подавления восстания в колониях.
  Вернувшись в Рим, Цезарь стал снова проводить успешные походы и праздновать свои триумфы. Клеопатра издали следила за блестящей карьерой своего возлюбленного.
  "Когда будет заключен мой брак с Цезарем, после которого наступит долгожданный раздел мира?" - эта мысль не дает ей покоя. Наконец, в Александрийский дворец пришел официальный вызов: триумфатор просил "нильских фараонов" прибыть в Рим, чтобы столица мира могла торжественно пожаловать им заветный титул "друзей и союзников римского народа".
  Летом 46 г. до н. э. Клеопатра прибыла в Рим с годовалым сыном Цезаря - Цезарионом и братом-супругом. Она ждет шесть месяцев, когда Цезарь вернется после испанской войны.
  Есть свидетельства, что уже тогда у Клеопатры началась связь с Антонием. Во всяком случае она начинает к нему присматриваться.
  У Антония в то время масса любовных приключений, он щедр к друзьям, любит попойки и пиры. Его обожают собственные солдаты. После того, как Цезарь был провозглашен диктатором, он назначил Антония начальником конницы. Начальник конницы считался вторым лицом рядом с диктатором. В отсутствие диктатора он правит Римом. По словам Плутарха, Антоний "был простак и тяжелодум и поэтому долго не замечал своих ошибок, но раз заметив и постигнув, бурно раскаивался, горячо винился перед теми, кого обидел".
  Вскоре Цезарь возвращается после успешного похода. Клеопатра снова любима. Ее сын Цезарион признан отцом как родной. Ей ставят статую в одном храмов в виде Исиды. До желанной цели, кажется, остается совсем немного. Но что написал Цезарь в своем завещании? Вскоре ей предстоит это узнать.

  Мартовские иды

  После новой победы Цезаря над оппозицией положение его казалось не вызывающим сомнений. Однако с исчезновением непосредственного противника его неутомимая деятельность ослабела. Республиканцы составили заговор против диктатора. Его хотят убить прямо на заседании сената.
  Цезарь и Антоний были в те дни неразлучны. Опасаясь большой физической силы Антония, заговорщики подождали, когда Цезарь войдет в здание, а его друга задержали под предлогом важного разговора у входа. Так, 15 марта 44 г. Цезарь был убит на глазах у сенаторов. Его окровавленное тело упало к ногам статуи Помпея, которого он победил четыре года назад.
  Паника охватила город. Антоний скрылся в одежде раба.
  В неясной еще обстановке сенат 17 марта принял компромиссное решение признать действительными все акты и распоряжения Цезаря, но оставить убийц безнаказанными. Обнародовано завещание Цезаря, оставившего каждому римлянину небольшую денежную сумму. В этом завещании нет ничего ни о Клеопатре, ни о Цезарионе.
  Антоний возвращается из изгнания. В апреле в Риме появляется никому до тех пор не известный Гай Октавий, 18-летний внучатый племянник Цезаря, усыновленный им в завещании. Немедленно приняв дававшее ему популярность и силу имя Юлия Цезаря, Октавиан оказывается на гребне событий. Главным лозунгом его стало выполнение завещания Цезаря, и он демонстративно продавал свое имущество и при каждом случае раздавал "завещанные" ему деньги. Появление неожиданного соперника раздражало Антония. Ему надоело быть вторым.
  Клеопатра боится за свою жизнь. Настроения народа таковы, что их могут повернуть в любую сторону, не исключено, что и против нее - Чужеземки.
  Потерявшая надежду стать царицей Востока после оглашения завещания Цезаря, Клеопатра покидает Италию. Ее провожает сдружившийся с ней за последнее время Антоний. Они целуются при прощании. Но это скорее поцелуй соратников, нежели первый поцелуй любовников. Любовниками им предстоит стать через три года на Востоке.
  Вскоре состоялась новая битва с республиканцами, и убийцы Цезаря, потерпев поражение, покончили с собой. Почти вся слава победы досталась Антонию, потому что Цезарь был болен.
  После битвы Антоний отправился готовить войска к походу на Парфию, а Октавиан в Италию, чтобы править.

  Свидание в Тарсе

  В Тарсе, в Малой Азии произошла сыгравшая в его жизни роковую роль встреча с египетской царицей Клеопатрой. Антоний не знал, что скоро он станет безумным, запутавшись в сетях женщины.
  К нему поступил донос на Клеопатру, что она помогала деньгами и военным снаряжением республиканцам. На проверке этого доноса настаивал и Октавиан.
  Готовясь к войне с Парфией, он отправил к Клеопатре гонца с приказом явиться в его штаб и дать ответ на обвинения, которые против нее возводились. Гонец римского полководца принялся всячески обхаживать царицу египтянку, убеждал ее ехать в Тарс в лучших нарядах. Он говорил: "Не надо бояться Антония, среди всех военачальников самого любезного и снисходительного". Помня, какое впечатление ее красота произвела на Цезаря, Клеопатра последовала совету, рассчитывала легко покорить Антония. Ей уже 28 лет. Тогда она была юной и неискушенной в жизни, а перед Антонием она предстанет в зрелом возрасте, когда красота женщины в полном расцвете. Она приготовила щедрые подарки, роскошные наряды и украшения. Но главный упор она решила сделать на собственные прелесть и магические чары.
  В Тарсе Клеопатра приглашает Марка Антония на свою галеру. Ее галера освещена множеством факелов. Приглашенные входят в большую залу, пол которой устлан розовыми лепестками. Золотая посуда инкрустирована драгоценными камнями. Стены обтянуты вышитым шелком, играет оркестр, на столах изысканные кушанья. Царица - лучшее украшение праздника. Она как будто расцвела новой красотой. Клеопатра элегантна, надушена. Драгоценностей на ней много, но с каким вкусом они подобраны. И по-прежнему она умело ведет беседу на многих языках.
  Все в ней дышало сладострастием, это подчеркивали и одежды, выбранные с изысканным вкусом. Она специально окружила себя молодыми красивыми девушками, создавая вокруг своеобразную эротическую ауру. Разумеется, ни одним из средств, усиливающих женское очарование, Клеопатра не пренебрегла. На всех участках ее тела ниже шеи волосы тщательно удалены.
  Антоний так очарован, что даже и не думает требовать от нее каких-либо объяснений. Он приглашает царицу к себе на следующий день. Но все ухищрения его обслуги несостоятельны - приготовить обед, равный вчерашнему они оказываются не в состоянии. Но Клеопатра выглядела довольной и находчиво отвечала на грубоватые шутки военных. Ее хитрые взгляды и веселая улыбка разили наповал солдафонов Антония.
  Марк Антоний влюбился, как в свое время Цезарь. На следующий день Марк Антоний возвращается на корабль Клеопатры и остается на ночь в царстве розовых лепестков.
  Клеопатра любила Цезаря страстно, но не самозабвенно. Ее надежды на передел мира рухнули после мартовского убийства. Теперь она соблазнила Антония. Скорее всего она стремилась обеспечить себе могущественного защитника от соседних стран. Видимо, она еще не перестала мечтать о двойной короне Запада и Востока. Ее с ней мог разделить лишь Марк Антоний. Она покорила полководца, пустив в ход все свои женские чары и знание магии фиванских жрецов. Ходили слухи даже о колдовских настоях и напитках.
  Римский историк Аппиан дает этой встрече такую оценку: "Клеопатра, царица Египта, встретилась с ним и сразу, с первого взгляда, завладела его сердцем. Эта любовь довела до крайних бедствий их обоих, а за ними и весь Египет".
  Юмор Антония был грубым и плоским. Клеопатра и сама стала отпускать грубые шутки - смело и без всяких стеснений.
  Клеопатра заключила с Антонием пари, что сможет истратить на один ужин вдвоем огромную сумму. Третейским судьей выбрали одного римлянина. Ужин, столь же пышный, как и обычно, подходил к концу. Счет еще не доходил до оговоренной суммы. Антоний уже радовался предстоящей победе, но тут царица велела принести кубок с уксусом и бросила в него большую жемчужину, а затем отпила глоток жидкости, в которой она растворилась. Судья признал ее победительницей.
  Марк Антоний стал размышлять - и о богатствах Египта, и о талантах его правительницы. Прекрасная любовница Клеопатра могла стать неоценимым политическим союзником. Но она Чужеземка. Не отвернется ли от него такой переменчивый римский народ?..
  Антонию было уже за сорок лет, но он был очень влюбчив. Неожиданно старая увлеченность выросла с его стороны в большое чувство. Любила ли она? Где кончалась страсть и начинался политический расчет? Где кончалась женская игра в любовь, а где начиналось подлинное чувство? Возможно, Клеопатра и сама не могла бы ответить на эти вопросы.
  Антоний переехал к Клеопатре на зиму в Александрию. Он вел образ жизни частного человека, подчеркивая, что он находится в иностранном государстве и в чужой царской резиденции. Клеопатра уговорила сменить его традиционную римскую тогу на греческие одежды. Антоний облачился в эллинскую столу и белые аттические сандалии. Он, казалось, забыл об обязанностях верховного правителя, проводя время с греками и Клеопатрой. "Чего бы ни требовала Клеопатра, все выполнялось без всякого внимания к священному и справедливому", - пишет древнеримский автор "Гражданских войн" и горько заключает: "Так быстро изменился Антоний, и охватившая его страсть сделалась для него и началом и концом всех дальнейших бедствий".
  Клеопатра участвовала во всех незамысловатых развлечениях Антония, ни на шаг не отпуская его круглые сутки, все сильнее привязывая к себе римлянина. Вместе с ним она играла в кости и пьянствовала. Они вместе охотились. По ночам, когда он в одежде раба бродил и слонялся по городу, орал в окна и двери александрийцев непристойности, Клеопатра была рядом с Антонием, также одетая в бедное платье. Нередко он возвращался домой помятый кулаками горожан. Его часто узнавали, но жителям Александрии такие шутки были по душе.
  Однажды он сидел у воды с удочкой. Клев был никудышный, и Антоний сердился, что его Клеопатра видит, какой он неудачливый рыболов. Тогда он приказал слугам незаметно подплывать под водою и насаживать на крючок рыб. Клев пошел лучше. Царица, конечно, поняла, что ее обманывают. Египтянка разгадала его хитрость, но виду не подала. На следующий день она подготовила хитрость, велев одному из рабов нырнуть и насадить на крючок Антония вяленую рыбку. Антоний вытянул лесу под общий хохот друзей царицы. Клеопатра сказала: "Удочки, император, оставь нам, египетским фараонам. Твой улов - города, цари и материки".
  Клеопатра создала для развлечений "Союз неподражаемых". Каждый вечер дюжина привилегированных фаворитов и фавориток участвовала в развлечениях Клеопатры и Антония. Им подают изысканные яства в огромных количествах, одних только кабанов повара готовят восемь штук. От каждого кушанья пирующие отведывают самую малость и запивают лучшими египетскими и заморскими винами. Молва об этом гастрономическом безумии доходят до Рима. Между переменами блюд - песни, музыка, знаменитые артисты. Нередко участники этих пиров переодеваются и обходят притоны.
  Восемнадцать месяцев Антоний купался в этой жизни. Нильская сирена Клеопатра, как ее называли римляне, сбила полководца с пути. Но постепенно влюбленный полководец входит в разум. Продолжение сладкой жизни грозит несчетными опасностями честолюбивому триумвиру в момент, когда могущество Рима растет и крепнет. Антоний решает уехать на родину потому, что осознает свой промах.
  Он снова командует войсками, которые побеждают врагов Рима. У него случаются размолвки с Октавианом.
  После отъезда любовника у Клеопатры родилась двойня - Клеопатра Селена и Александр Гелиос (дочь Луны и сын Солнца). Три года царица Египта издали следила за успехами своего возлюбленного, вначале с тоской, а затем с гневом, поскольку дошло известие, что Антоний женился на сводной сестре Октавиана.
  Это нужно для примирения Октавиана и Антония мирятся между собой. Молодой Цезарь и Антоний разделили между собою все римское государство, установив границей середину Ионийского моря. На востоке до Евфрата были территории Антония, к западу - области под властью Цезаря. Решено также, что Октавиан, если ничто не изменится, должен будет вести войну с вооруженной оппозицией, а Антоний - с парфянами в отмщение за их прежние победы над римлянами.
  Антоний и Октавия проводят зиму 39/38 г. в Афинах. Он снова оторван от армии, снова носит греческие одежды. У него с Октавией нежные отношения. Он любит Октавию, и его чувство нельзя назвать выполнением только обязанностей. Октавия принадлежит к тому древнему типу римлянок, для которых семейный очаг - главное в жизни. Пока такие женщины еще были в Риме. Времена развратных Мессалин наступят спустя столетие, уже при преемниках Октавиана Августа.
  К приходу весны Антоний уже готовится к походу на Парфию. Его вновь окружают военные.
  Не так все просто в отношениях между правителями. Аппиан пишет в "Гражданских войнах" об этом: "Постоянно менялись их отношения, склоняясь то к подозрительности вследствие стремления к власти, то к взаимному доверию в силу необходимости".
  Они продлевают триумвират на пять лет, не спрашивая постановления народа. Октавиан дает 20 тысяч воинов Антонию для войны с Парфией. Антоний же предоставляет свой флот Октавиану в качестве залога. Этот подарок принесет гибель Антонию спустя пять лет. Его корабли будут использованы против него в сражении при мысе Акций. Антоний и Октавиан расстаются. Больше они никогда не увидят друг друга.
  Антоний совершает инспекторскую поездку в Сирию. Он снова на Востоке, и он не забыл Клеопатру. Как пишет Плутарх: "Любовь к Клеопатре, - эта страшная напасть, так долго дремавшая и, казалось, окончательно усыпленная и успокоенная здравыми рассуждениями, - вспыхнула вновь и разгоралась все жарче, по мере того как Антоний приближался к Сирии". Под предлогом каких-то государственных дел он отправляет в Египет эмиссара с приказом доставить к нему Клеопатру. Они встречаются в Антиохии. Она снова блистательно выглядит. Чары царицы были по-прежнему сильны, и ей заново удалось покорить Антония.
  Второй медовый месяц длится девяносто дней. Затем надо снова идти войной против парфян. На войну его толкает Клеопатра, надеясь на новые территориальные приобретения для Египта. Она проделывает часть пути вместе с мужем. В Парфии его ждала катастрофа, как и победителя Спартака Красса. Он потерял 60 тысяч своих солдат.
  В Александрию Марк Антоний вернулся потрясенным и усталым человеком. Вскоре рождается Птолемей Филадельф, третий ребенок Антонии и Клеопатры.
  А Октавиану в это время улыбается фортуна. Он громит флот сына Помпея. Неожиданное возвращение мира доставило ему внезапную популярность. Он даже восстанавливает кое-что из республиканских порядков и получает должность пожизненного народного трибуна. На форуме народ установил золотую статую Октавиана с надписью: "На суше и на море он восстановил нарушавшийся долгими распрями мир".
  Октавия в Риме хотела ехать к Антонию с большим военным снаряжением для его армии. Антоний запрещает Октавии ехать к нему. Он хочет сам поехать к ней навстречу. Клеопатра испугалась, как бы Октавия окончательно не подчинила Антония своей воле. Поэтому она прикидывается без памяти в него влюбленной и, чтобы похудеть, почти отказывается есть. Она прилагает все усилия к тому, чтобы он почаще видел ее плачущей. Все вокруг твердили ему, что он жестокий и бесчувственный и губит женщину, которая так в него влюблена. Для нее главное - видеть Антония и быть с ним рядом, но если отнять у нее и это, последнее, она умрет. Антоний как мальчишка растрогался и отложил поездку. Он опасался, что Клеопатра и вправду хочет лишить себя жизни.
  Октавия возвращается в Рим и рожает дочь Антонию. Эта девочка, отличавшаяся необыкновенной красотой, по вступлении в зрелый возраст в будущем выйдет замуж за Друза, пасынка Августа. Внуком этой пары был Гай Калигула, правнук Антония. Сестра Калигулы, Агриппина имела сына, который вошел в историю под именем императора Нерона. Он был праправнуком Антония. Сбылась мечта Антония - его потомок управлял Римом.
  Клеопатра в это время выдумывает новые средства, доставляющие удовольствие, - редкое вино, грандиозные праздника. И Антоний до конца жизни остался с Клеопатрой. Он разводится с Октавией и заключает брак с царицей Египта. Он принимает титул автократора Востока, признав подросшего Цезариона царем Египта. Антоний дарит Клеопатре Кипр (бывшее владение Птолемеев) и город Тарсу, где они впервые стали любовниками. Со своей стороны, царица обязуется предоставлять по первому требованию Антония все, чем располагает Египет.
  Октавиан надеялся, что с прекращением гражданских войн Антоний и он сложат с себя государственную власть, и в Риме будет восстановлен законный порядок. Но другие планы у Клеопатры. Антоний по ее плану должен свергнуть Октавиана, войти в Рим и стать диктатором. И только тогда во главе всех римских легионов, объединенных единым руководством, можно разбить парфян. Наследником ее и Антония будет Цезарион. Но пока нужно терпеть и выжидать.
  Став законной женой, она уже не скрывала свои аппетиты. Теперь на Востоке в зоне римского влияния благодаря связи с Антонием ей подвластно все. Клеопатра правит ближайшими странами как собственными провинциями. У нее униженно просили из Иудеи об утверждении кандидата на пост первосвященника. Она - в центре интриги, когда иудейская оппозиция хотела сместить с престола царя Ирода. Правда, Ироду при личной встрече с Антонием удается оставить трон за собой. Но Ирод убивает юного Аристобула - претендента на царскую власть. Его топят в пруду в жаркий полдень, когда юноша идет купаться в воду. Народу Иудеи объявлено, что смерть Аристобула - чистая случайность. Мать умерщвленного молодого человека написала Клеопатре о гибели сына и коварстве Ирода. Какой прекрасный повод сместить Ирода и самой править Иудеей! Египетская царица внушала Антонию: "Несправедливо, что Ирод, получивший от Антония без всякого со своей стороны права царскую власть, теперь совершает такие беззакония по отношению к настоящим царям". Антоний был склонен прислушаться к ее доводам. Ироду вновь пришлось оправдываться. Он привез ценные дары из Иерусалима. После дружественного разговора с Иродом Антоний жестко сказал жене: "Нехорошо привлекать царя к ответственности за то, что происходит у него в царстве. Те, кто предоставил царю его власть, должны предоставить ему и полное право пользоваться ею". Клеопатре, которая уже видела в мечтах Иудею - провинцией Египта, пришлось выслушать и такую убийственную фразу: "Я не позволю тебе больше вмешиваться в дела правителей". Дипломатичный Ирод в виде отступного отдал разъяренной Клеопатре Келесирию.
  Но, как пишет древнеримский историк Иосиф Флавий, "ничего не удовлетворяло этой падкой до роскоши и обуреваемой страстями женщины, если она не могла добиться чего-либо, к чему стремилась". Она приказывала грабить храмы и гробницы, если надеялась, что это принесет ей большие деньги. Антоний опустошал для нее святилища и привозил самые ценные статуи божеств в Александрию. Сокровища, награбленные Антонием при завоевании Армении, также оказались в кладовых ненасытной египтянки. Кроме Иудеи, Клеопатра настойчиво внушала Антонию, чтобы он присоединил к ее державе Сирию и Аравию. Влюбленный в нее мужчина все-таки мог умерять аппетиты своей венценосной подруги. У царя Аравии он отнял часть территории, но не все царство.
  Кроме того, она не никогда переставала испытывать свои чары на особах царских фамилий. Упомянутый Ирод взял в аренду у Египта часть Аравии и окрестности Иерихона. Для заключения сделки Клеопатра выехала в Иудею. Здесь она, преследуя только ей понятные цели, захотела сделать своим любовником иудейского царя, дав наедине понять, что совершенно ему покоряется. Ирод отверг ее сладострастные предложения. Он и раньше недолюбливал Клеопатру, а теперь совершенно возненавидел за бесстыдство. Клеопатра еще находилась в Иудее на подвластной ему территории. Ирод созвал тайный совет и совершенно серьезно стал обсуждать с приближенными свое намерение умертвить развратную египетскую царицу, видя, что в своем коварстве она может стать причиной еще многих бедствий. Он считал, что Антоний должен быть ему только благодарен за это. Иудейские царедворцы отговорили его, пугая местью непредсказуемого Антония. Ирод был вынужден согласиться с их доводами. Он щедро одарил Клеопатру и проводил ее до Египта. Дань от Ирода за аренду Аравии Клеопатра получала исправно в оговоренные сроки.
  Римляне из-за моря внимательно наблюдали за действиями Антония. Страшную ненависть он вызвал разделом земель между своими детьми, устроенным в Александрии. Жестоко оскорбил и триумф после победы в Армении, который Антоний приказал провести в Александрии. Такие торжества по римским законам могли происходить только в Риме. Клеопатра в день триумфа, как всегда, когда появлялась на людях, была в священном одеянии Исиды. Она и звала себя новою Исидой.
  Донося об этом сенату и часто выступая перед народом, Октавиан ожесточил римлян против Антония. Тот, не оставаясь в долгу, выдвинул ответные обвинения. Важнейшее из них: все земли в Италии он поделил между своими воинами, солдатам же Антония не оставил ничего. Молодой Цезарь отвечал в сенате: на Италию у солдат Антония никаких притязаний быть не может, ведь в их распоряжении земли Востока, которые они присоединили к Римской державе. Нарушив римские законы, Октавиан Цезарь отобрал завещание Антония у весталок и прочитал его в сенате. С особою непримиримостью обрушился он на распоряжения, касавшиеся похорон. Антоний завещал, чтобы его тело, если он умрет в Риме, пронесли в погребальном шествии через форум, а затем отправили в Александрию, к Клеопатре. Римляне постепенно отворачивают свои сердца от прежнего народного любимца Марка Антония.
  Антоний в отместку посылает в Рим своих людей с приказом выдворить Октавию из его дома. Она уходит, плача и кляня судьбу. Знающие римляне удивленно шептались: "Что делает Антоний? Ведь Клеопатра и не красивее, и не моложе Октавии". Все ожидают скорой войны.

  Просчёт Антония

  Октавиан объявил войну Египту и его властительнице Клеопатре, тем самым подчеркнув, что не считает Антония больше римлянином.
  Шекспир вкладывает в уста влюбленного Антония слова, отчаянные для природного римлянина:
  Пусть будет Рим размыт волнами Тибра!
  Пусть рухнет свод воздвигнутой державы!
  Мой дом отныне здесь. Все царства - прах.
  Земля - навоз; равно дает он пищу
  Скотам и людям. Но величье жизни -
  В любви.
  На верфях Сирии и Греции Антоний и Клеопатра срочно строили линейные корабли, огромные крепости с металлическими таранами. Они возьмут суда Октавиана на абордаж и забросают их камнями. Полководцы Антония набирают и обучают новую армию.
  Перед военной схваткой было зловещее знамение, которым римляне придавали решающее значение. На флагманском судне Клеопатры "Антониада" ласточки свили под кормою гнездо, но прилетели другие ласточки, выгнали первых и убили птенцов.
  Решающая битва, в которой победил флот Октавиана, произошла в 31 г. у мыса Акций, близ берегов Западной Греции.
  Клеопатра настояла на том, чтобы войну решила битва на море. Во-первых, она больше доверяет морю, которое плескалось у стен александрийского дворца. Во-вторых, морем легче всего сможет ускользнуть в случае поражения. В-третьих, на море Клеопатра с египетскими кораблями выступала в роли военачальника, и на ее долю пришлась бы немалая доля славы в случае победы. А победу на суше приписали бы Антонию. И Клеопатра опасалась, что ее лишат триумфа, который она надеялась разделить со своим супругом.
  Просчетом Антония было, что он согласился с Клеопатрой, хотя у него двойное преимущество в силах. По кинофильму 60-х годов мы хорошо помним эту битву. Легкий флот Октавиана состоял в основном из либурн, легких удлиненных судов с двумя рядами гребцов. Они были быстроходнее и маневреннее кораблей Антония.
  Битва началась. Вскоре она превращается в обычную схватку галер. Римляне преследуют одну цель - перевести морской бой в рукопашную схватку. Они перекидывают мостки на палубы вражеских судов. Более мощные и многочисленные галеры Антония должны были одержать верх. Но его моряки и воины уступают в подготовке воинам Октавиана. Чтобы заменить больных, Антонию пришлось наскоро набирать в солдаты греческих крестьян, которым вовсе не хотелось участвовать в этой битве. Римские суда начали теснить строй египетских галер. Но исход боя далеко не решен.
  Неожиданно позади линии тяжелых судов Антония на одной из египетских галер поднимается пурпурный парус. А затем и все галеры Клеопатры поднимают паруса. Они направились в открытое море. Клеопатра, видимо, решила, что битва проиграна.
  Антоний бежал с поля боя вслед за Клеопатрой на своем корабле. Он пересел на быстроходную галеру, не отдав никакого приказания, ничего не сказав своим воинам. Триста судов из их флота попали в руки Октавиана. Многочисленная сухопутная армия шесть дней ждала возвращения своего вождя, а затем без боя сдалась. Никто никогда не слышал из уст Антония объяснения, что заставило его бросить флот. Плутарх вынес ему окончательный приговор: "В этот момент Антоний показал миру, что его поступками перестали руководить мысли и побуждения вождя и мужчины... Антоний, поспешая за Клеопатрой, упустил победу из рук".
  Август Октавиан, чтобы увековечить победу при мысе Акций велел переселить всех местных жителей в один основанный им город Никополь. Ника, как известно, была богиней победы у древних греков.

  Агония

  Они снова в Александрии и ждут развязки. До нее еще долгих десять месяцев. Вместе с Клеопатрой они распустили прежний "Союз неподражаемых" и составили новый "Союз смертников". В него записывались друзья, решившиеся умереть вместе с ними. А пока они предавались пиршествам и разгулу. Тем временем Клеопатра собирала всевозможные смертоносные яды, желая узнать, насколько безболезненно каждое из них, испытывала их на преступниках и членах "Союза смертников". Убедившись, что сильные яды приносят мучительную смерть, а более слабые не действуют быстро, она стала изучать действие змеиных ядов. Она вскоре выяснила: укус аспида вызывает схожее со сном забытье и оцепенение, без стонов и судорог.
  Они отправляют к Цезарю в Азию послов. Клеопатра просила передать власть над Египтом ее детям, а Антоний - разрешить ему провести остаток своих дней если не в Египте, то хотя бы в Афинах, частным лицом. Просьбу Антония Цезарь отверг, а Клеопатре отвечал, что ей многое простится при условии - если она умертвит или изгонит Антония. Октавиан присылает тайного посланника Клеопатре с предложением: "Царице будет сохранена жизнь и даже трон, если она уберет Антония". Клеопатра не отвечает: ни да, ни нет.
  Октавиан уже у ворот Александрии. Антоний послал Цезарю вызов на поединок. Тот отвечал, что Антонию открыто много дорог к смерти, и Антоний понял, что нет для него прекраснее смерти, чем гибель в сражении. Он решил напасть на противника и на суше и на море разом. Но все его войска переходят на сторону противника. Он возвращается один в город, устало браня предателей.
  Царица укрывается в мавзолее. До Антония доходит известие, что Клеопатра якобы покончила с собой. И тогда он наносит себе удар мечом в живот. Но рана оказалась недостаточно глубока, он еще живет некоторое время. От Клеопатры прибегает гонец. Услышав, что она жива, Антоний приказал слугам немедленно нести его к ней. Перед смертью он говорит: "Не грусти о моей судьбе. Ведь я был самым знаменитым человеком на свете, обладал величайшим в мире могуществом и даже проиграл свое дело не без славы, чтобы погибнуть смертью римлянина, побежденного римлянином".
  Шекспир в трагедии "Антоний и Клеопатра" вкладывает в уста умирающего полководца следующие слова:
  Не Цезарь сверг Антония. Антоний
  Сам над собой победу одержал.
  На торжественных похоронах Антония, Клеопатра, "трагическая и жалкая тень", идет во главе траурного шествия. Затем Клеопатра возвращается в мавзолей, где живет под постоянным наблюдением. Она никак не решится на самоубийство, помня о детях, которых Октавиан сделал заложниками. Она хочет умереть от голода, но Цезарь грозит ей расправой с детьми. Ей снова приходится принимать пищу. Ее сын Цезарион отправлен с надежным человеком в Индию, и она надеется на его спасение. В руки Октавиана попали только дети от Антония. Но Цезарион уже выдан тем, кому она его доверила, и казнен Октавианом.
  28 августа к ней является с визитом сам Октавиан. Хотя ей тридцать восемь лет и страдания сказались на ней, она все еще очаровательна. Но Октавиана ее чары не действуют. Октавиан поднимает царицу, отводит на ложе, садится в изголовье. Он обещает отнестись к ней доброжелательно. Она ему нужна - гордую царицу можно провести в цепях на потеху всему Риму за своей колесницей.
  Но Клеопатра раскусила его игру - слишком хорошо знает она, как плетутся обманы. Она понимает, что ее рано или поздно умертвят, а перед этим заставят пройти в позорном триумфальном шествии по Риму, и плебеи будут глумиться и плевать ей в лицо. Этому не бывать.
  В один из дней у дверей мавзолея появляется крестьянин с корзиной смокв. Римская стража спрашивает, что ему надо. Его вводят в комнату царицы, и она при виде корзины восклицает: "Ах, вот и она!" Она знает палача, спрятанного среди смокв, и без страха опускает в корзину руку. Крестьянин покидает мавзолей. В это время выходит служанка и говорит: "Царица велела мне отнести во дворец послание. Она не желает, чтобы ее беспокоили". В папирусе Клеопатры Октавиану было написано: "Хочу быть похороненной в одной могиле с Антонием". При осмотре ее тела были найдены две крохотные ранки на руке.
  Октавиан был зол на то, что его перехитрили. Он уже приготовил золотую клетку и золотые цепи для своей знаменитой пленницы для ее второго въезда в Рим. Но все же он отдал должное ее благородству и велел похоронить ее по-царски рядом с Антонием.
  Октавиан поклялся привязать царицу Египта к своей колеснице в день триумфа и выполнил свою клятву. За его колесницей волокли золотую статую Клеопатры с прильнувшим к ее руке аспидом. Но Октавиан не получил полного удовлетворения: насколько приятнее было бы унизить живую царицу, от которой какое-то время зависела его судьба и судьба всего Рима...
  Август Октавиан правил еще долго, а Египет стал на четыреста лет римской провинцией.
  P. S.

  В Александрии при Клеопатре было установлено 40 статуй Антония. Октавиан приказал их все сбросить с цоколей. До нашего времени дошли обломки двух статуй. Гигантскую голову одной из них можно увидеть в саду греко-римского музея в бывшей столице Птолемеев. Губы плотно сжаты. Взгляд устремлен на туристов. Голова тоже сильно повреждена (отбит нос). Рядом две арабские девушки в платочках на лавочке мирно попивают прохладительные напитки.
  Профиль Клеопатры с крючковатым носом можно увидеть на монетах, выставленных в стендах музея. Вот и практически все, что осталось материального в Египте от знаменитых любовников I века до нашей эры.
  Развалины дворца царицы Клеопатры давно ушли на дно моря при изменениях рельефа. Могилы царственных супругов и самых известных любовников в мировой истории до нашего времени не дошли. Возможно, сейчас над ними плещет Средиземное море, которое Клеопатра так любила.

Комментариев нет:

Отправить комментарий